Андрей Агишев (agishev) wrote,
Андрей Агишев
agishev

Categories:

Куда ушли миллионы?

Долги потребителей Пермского края за поставленный газ достигли беспрецедентной суммы. Наш корреспондент пытается разобраться, кому это выгодно и куда на самом деле деваются деньги газовиков?
Алексей ФИЛИППОВ 12 сентября 2014
Долги потребителей Пермского края за поставленный газ достигли беспрецедентной суммы. Наш корреспондент пытается разобраться, кому это выгодно и куда на самом деле деваются деньги газовиков?

Задолженность потребителей Пермского края перед газовиками за поставленный газ тянется с 2011 года и на 1 сентября текущего года составляла астрономические 1,7 миллиарда рублей. Эти долги серьёзно отравляют дружбу, которая завязалась между Газпромом и правительством Пермского края. Напомним, наш регион в прошлом году выдал газовикам налоговую льготу на имущество в размере 570 миллионов рублей, которую краевое правительство с трудом продавило через Законодательное собрание.

Согласно подписанному соглашению между газовиками и Пермским краем, помощь края в выбивании долгов была заявлена Газпромом как одно из условий тесного сотрудничества с регионом. Но помочь Газпрому в выбивании долгов у края никак не получается. Причина — похоже, в местном руководстве газовой компании есть люди, которым существующая ситуация выгодна и которые на этом неплохо зарабатывают, работая прежде всего на себя, а уже потом на интересы жителей Прикамья и своей головной компании. Начинаешь погружаться в тему, и тут же создается впечатление, что создана ситуация искусственно. Достаточно посмотреть на взаимоотношения газовиков со своим основным должником — ООО «Пермгаз-энергосервис», и все становится понятно.

Основным поставщиком газа Газпрома на территории Пермского края является ООО «Газпром межрегионгаз Пермь». 74,9 процента акций предприятия принадлежат ООО «Межрегионгаз», 25,1 процента — администрации края. Основной должник «Газпром межрегионгаз Пермь» — частный оператор ООО «Пермгазэнергосервис». Долг этого оператора и аффилированных фирм перед газовиками составляет 350 миллионов рублей. И, похоже, сделано все, чтобы эти деньги так никогда и не были выплачены.

Да, вопросом, куда деваются деньги, заинтересовались в правоохранительных органах. В марте этого года следователи Главного следственного управления ГУ МВД по Пермскому краю провели обыски в офисе «Пермгазэнергосервиса» (ПГЭС) в рамках расследования уголовного дела о хищении денежных средств, предназначенных для оплаты поставок газа. Официально даже подтвердился факт возбуждения уголовного дела по статье «мошенничество в сфере предпринимательской деятельности».

Следователи подозревают, что некие лица из ПГЭС с целью хищения платежей жителей Перми за поставленную тепловую энергию создали несколько подконтрольных им организаций: ООО «Крамор», ОАО «Уралтеплосервис», ООО «Инвестстройцентр», ООО «Проспект», ООО «Брайс-Групп», ООО «Наше дело». И якобы через них с помощью поддельных документов было перечислено не менее 80 миллионов рублей на счета других коммерческих структур. Проще говоря, во всем виновато нерадивое руководство ООО «Пермгаз-энергосервис».

Однако не все так просто. При тщательном изучении предмета оказывается, что действия «неких лиц из ПГЭС» — только верхушка айсберга. На самом деле все гораздо сложнее. «Некие лица из ПГЭС» явно в сговоре с некими лицами из пермского руководства Газпрома. Уж больно пазл хорошо складывается…

С взысканием долгов с ООО «Пермгазэнергосервис» проблемы были всегда. Но до недавних пор они решались. Иногда на уровне мэрии, иногда — края. Ситуация изменилась с приходом на должность генерального директора ООО «Газпром межрегионгаз Пермь» Евгения Михеева. Именно при нем долги «Пермгаз-энергосервиса» газовикам достигли немыслимых 350 миллионов рублей.

Представители ООО «Газпром межрегионгаз Пермь» вроде бы подали на должника в суд с требованием не только погасить долг в полном объеме, но еще и заплатить проценты за «пользование чужими деньгами». В общем, по полной программе. И вдруг, когда был пройден весь путь и суд первой инстанции удовлетворил требования кредитора в полном объеме, газовая компания пошла на попятную.

В нашем распоряжении есть, по крайней мере, два определения Семнадцатого Арбитражного апелляционного суда — по делу А50-3803/2011 от 6 июня 2011 года и по делу А50-1465/2011 от 21 июня 2011 года, в которых ООО «Газпром межрегионгаз Пермь» отказывается от исковых требований к ООО «Пермгазэнергосервис» на 10 миллионов рублей и на 46,8 миллиона рублей соответственно «в связи с погашением основного долга». В суде таких определений множество. И все они заканчиваются отказом от иска «в связи с погашением основного долга».

Директор ООО «Газпром межрегионгаз Пермь» Евгений Михеев отказ компании от жестких мер в отношении должника в свое время прокомментировал так: он, мол, обусловлен «предоставленными сегодня со стороны ООО „Пермгазэнергосервис“ гарантиями оплаты». В общем, все, конец, инцидент исчерпан.

Как оказалось, нет, не исчерпан. В 2011 году руководителем юридической службы ООО «Газпром межрегионгаз Пермь» (конечно же, по случайному совпадению — авт.) был назначен Максим Малков, который в свое время занимал аналогичную должность… в ООО «Пермгазэнергосервис». Учитывая, что между ООО «Газпром межрегионгаз Пермь» и ООО «Пермгазэнергосервис» складывались, мягко говоря, непростые отношения, связанные с неплатежами за газ, то «факт, что бывший юрист „Пермгазэнергосервиса“ трудоустроился у газовиков, немного напрягает» — писали в то время СМИ.

Далее ООО «Пермгазэнергосервис» подает иск о самобанкротстве и благополучно признается банкротом. По требованию конкурсного управляющего оно передает все свои котельные на баланс города. В активе ПГЭС остается лишь одна небольшая котельная и оборудование при объеме кредиторки более 1 миллиарда рублей.

История с банкротством, вернее, самобанкротством «Пермгазэнергосервиса» только подтверждает уверенность в том, что «некие лица из ПГЭС» были явно в сговоре с некими лицами из пермского руководства Газпрома. Ведь, по сути, взыскание долгов предприятия было отдано… самим владельцам этого предприятия. Было сделано все, чтобы не платить по долгам.

Судите сами: использование процедуры банкротства при взыскании долгов в России — общепринятая и давно устоявшаяся практика. Сама процедура достаточно проста: кредитор обращается в суд, суд признает должника банкротом и назначает конкурсного управляющего, который начинает формировать так называемую конкурсную массу для погашения долга. Проще говоря, ищет деньги, имущество, акции, другие активы, чтобы расплатиться с кредитором.

Назначение конкурсного управляющего происходит следующим образом: признав должника банкротом, суд выясняет, есть ли у должника или кредитора кандидат на должность управляющего. Если есть, то после проверки на соответствие этого лица требованиям, предъявляемым к конкурсным и арбитражным управляющим, суд утверждает его управляющим.

Формально, для признания предприятия банкротом достаточно долга в сто тысяч рублей. А тут — долг в три сотни миллионов рублей! Но происходит чудо: руководство газовой компании иск о банкротстве должника так и не подает, а иск о самобанкротстве подает сам должник.

Далее случается еще одно чудо — кредиторы компании так и не смогли договориться о кандидатуре конкурсного управляющего — у руководства ООО «Газпром межрегионгаз Пермь» то ли не оказалось кандидата на должность конкурсного управляющего, то ли еще что-нибудь. В итоге временным управляющим была назначена Мария Леонгардт. Вопрос — если тебе должны такую гигантскую сумму, так ты, как говорится, землю грызи и добивайся назначения своего человека. Вместо этого на должность конкурсного управляющего назначается человек, который в свое время, обанкротив ОАО «Велта», передал котельную предприятия компании, подконтрольной нынешним владельцам ООО «Пермгазэнергосервис».

Учитывая, что «предоставленные гарантии оплаты» газовикам так гарантиями оплаты (по сути, бумажками — авт.) и остались, в сухом остатке получается, что как ПГЭС и аффилированные с ним фирмы должны были Газпрому 350 миллионов рублей за потребленный газ, так 350 миллионов рублей и остались должны.

Такая вот история, в последних строках которой руководство ПГЭС заявило, что требования о погашении долга перед поставщиками газа технически невозможны, так как компания находится в процедуре банкротства. Аплодисменты, занавес, пазл сложился! Как говорится, до свиданья, уезжаю, кому должен, тем прощаю.

Куда ушли деньги, остается только догадываться. Но в любом случае они не ушли в никуда. Закон Ломоносова-Лавуазье гласит четко: если где-то что-то убыло, значит где-то что-то прибыло. То есть в чьих-то карманах эти деньги осели? Значит, их можно и нужно найти и вернуть законному владельцу — Газпрому. Может быть, московским менеджерам из Газпрома стоит обратить свой взор на истинные причины проблемы и ответить на вопрос, куда на самом деле деваются их деньги? И почему долг в 350 миллионов рублей может стать безвозвратным и фактически, получается, будет списан? Хотя такие суммы никогда не списывались.

Да и правительству Пермского края стоит ответить на вопрос: зачем дарить газовикам в виде льготы 570 миллионов рублей, если те с легкостью готовы простить должнику 350 миллионов? Вы так договаривались?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments